Мудрость на каждый день
Простить - хорошо, но лучше всего - забыть. 
(Браунинг Р.)
 
ДеньВечерНочь

От +7 До +9

От +7 До +8

От +6 До +9
ПробкиДата
5 балов12.23.2015
   
Апр 27

Какой Чернобыльскую зону увидел иностранный фотограф

237    0

Заброшенная Припять, кладбище зараженной техники, леса и окружающие села, как Полесское, в котором остались только самоселы, жизнь и быт местных жителей — все это запечатлел на своих снимках французский фотограф Гийом Эрбо. Проект «Зона 2009-2011», впервые показывается в Украине, открытый в музее Шевченко до 6 мая. Мы расспросили фотографа о его работе и впечатлениях от Чернобыля.

Вы снимали в Чернобыле, Освенциме, Нагасаки. Почему выбираете места трагедии? Что хотите исследовать?

Это события, которые изменили ход истории. После них мир уже не остается таким, как был, меняется. Поэтому они меня привлекают. Есть два аспекта моей работы как фотографа: снимаю то, что происходит, или же готовлю проекты о событиях, которые уже произошли. Как в случае с Чернобылем. И во втором аспекте меня интересует, что такое память, как мы живем и с трагедиями, которые травмировали человечество и конкретных лиц. Как с ними жить дальше и как, в конце концов, постепенно эта память исчезает.

Вспоминаете, какая реакция была во Франции в 1986 году, когда произошла Чернобыльская катастрофа?

Мне было 15 лет. История Чернобыля меня поразила. Во Франции тогда говорили, что радиоактивное облако остановилась на границе с Германией. Это многих разгневало, ведь было понятно, что это неправда. Облако невозможно остановить границами.

Расскажите, как вы попали в Зону?

В 1998 году я был в Минске. И случайно встретил там ликвидаторов последствий аварии на ЧАЭС. Они рассказывали, как постоянно ездили очищать зону, и поэтому имеют серьезные заболевания. Я вспомнил случаи, когда после аварии люди боялись дождя из-за радиационного загрязнения. Когда вернулся в Париж, подумал, что в этом регионе произошло то, что непонятно до конца, — и это именно Чернобыль. И решил поехать туда. Сначала работал с людьми из Припяти, пострадавших от катастрофы. А с 2009 по 2011 год делал все возможное, чтобы проникнуть в Зону.

Вообще Чернобыль большое влияние на мое творчество. Еще в 2001 году он заставил меня перейти от черно-белого фото к цветному, с репортажной к документальной съемки, переосмыслить подход как фотожурналиста. В 2009 году я пытался смотреть на реальность, как на материю, в которую мог окунуться, использовать свое художественное видение и выйти за пределы статической фотографии.

Как изменилось ваше представление после пребывания там?

Сейчас то, что меня интересует и что мы видим на выставке — Чернобыль стал бы декорацией для фильма. И хочется узнать, что будет дальше. В процессе работы я пытался забыть, что это зона отчуждения, а просто идти и встречаться с людьми. Я провел там много месяцев, общался с теми, кто там живет, снимал их квартиры. Жил так же, как живут там другие люди.

Или занимаются жители зоны живущим в опасности, что радиация может влиять на их здоровье?
Чем ближе ядро ​​опасности, тем больше люди отрицают опасность. Если думать об этом каждый день, можно сойти с ума.

Чем особый Чернобыль по сравнению с другими вашими проектами?

Когда ты едешь в зону, то видишь, что там все осталось, что это другой мир. А, например, в Нагасаки, трудно заметить последствия ядерной бомбардировки. Это случилось достаточно давно. Ничего уже нет, только музей и памятник.

Лично для меня чернобыльская зона до сих пор остается загадкой, тайной, как и для многих художников, которые приезжают туда. Там возникают странные ощущения, будто в одном месте перемешались и жизнь, и смерть.

Похожие статьи

Комментирование закрыто.