Мудрость на каждый день
Глупец познает только то, что свершилось. 
(Гомер)
 
ДеньВечерНочь

От +7 До +9

От +7 До +8

От +6 До +9
ПробкиДата
5 балов12.23.2015
   
Янв 28

Табуированная конопля. Как подпитываются мифы о каннабисе в Украине

293    0

Столичный Подол превратить в рекреационную зону для горожан и туристов, похожую по идее на свободный город Христиания в Дании.

Причем для воплощения использовать экономический и урбанистический потенциал каннабиса.

Такой ироничный художественный проект «Kyiv Legalize» предложил архитектор Алексей Быков. Он был представлен на выставке «Фестиваль молодых украинских художников» в НКММК «Мистецький Арсенал».

В процессе подготовки проекта автору пришлось заменить дидух из засушенных кустов технических конопли, который должен быть частью композиции его работы, на куст камыша.

Выяснилось, что «Мистецький Арсенал» не может обеспечить художнику возможность демонстрации даже сертифицированных сельскохозяйственных сортов конопли, поскольку не имеет соответствующей лицензии на его хранение.

При этом другая часть инсталляции — арболiт — строительные блоки, изготовленные из стеблей аналогичной конопли, используются как строительный материал легально по всей стране. Их демонстрация разрешена.

Невозможность выставить куст конопли создала замечательный case study: сельскохозяйственная конопля не содержит психотропных веществ, между тем, сам ее образ является табуированным, поскольку вроде бы намекает на употребление каннабиса.

Для интерпретации образа куста конопли есть целый ряд зполитизованих представлений, но кто и как создает эти представления и кому они выгодны?

Проект Быкова приобрел новые ценности, иллюстрируя проблему отсутствия языка для говорения о каннабисе в Украине, где он есть стигматизированным.

Накануне Конопляного Марша Свободы 2017 Алексей Быков инициировал в украинском кризисном медиа центре панельную дискуссию «Легализация каннабиса в Украине?» на которой собрались эксперты различных отраслей для обсуждения, посвященного вопросам возможности декриминализации и легализации каннабиса в Украине.

Дискуссия в УКМЦ задела широкий социополитический и экономический контекст, показывая, что криминализация каннабиса и общая неразбериха в терминах приводят к манипуляциям общественным мнением, торможение медицинских исследований и как следствие — помощи больным, а также стоит немало денег налогоплательщиков и в целом сдерживает финансовые выгоды индустрии.

Каннабис был признан запрещенным веществом в 1961 году, когда была подписана международная «Единая конвенция о наркотических средствах», которая относила каннабис в группу самых тяжелых наркотиков.

Культурологические и социологические исследования того времени также свидетельствуют о том, что запрет каннабиса, связанный с попыткой властных систем маргинализировать определенные социальные группы по этническим или классовым признакам и с помощью криминализации наркотика репрессировать демократические движения.

Впрочем подобное отношение пересматривается и уже в течение последних пяти лет в ряде западных стран происходят изменения в законодательстве, которые в разной форме легализуют каннабис, в том числе в медицинских и рекреационных целях.

Так, 1 ноября в Польше вступил в силу договор о легализации медицинской марихуаны.

Общественное мнение по веществу также меняется: в частности в США положительное отношение к каннабису выросло с 12% в 60-х до 57% по состоянию на 2016 год.

Дмитрий Исаев, ведущий научный сотрудник Института физиологии им. А.А. Богомольца, рассказал о проблемах исследования терапевтического потенциала каннабиноидов в Украине.

Он отметил, что уже после принятия Единой конвенции была открыта ендоканабиноидная система, которая производит в организме человека вещества, которые вызывают успокаивающий эффект. Они есть, в частности, в материнском молоке.

Но исследовать их научно в Украине невозможно: несмотря на то, что законодательно разрешено использование в научных целях любых веществ, оно должно происходить по соответствующим порядкам, которые, впрочем, остаются не разработанными, а за приобретение образцов на исследование можно сесть в тюрьму сроком на три года.

Исаев отметил, что ученые не сомневаются о медицинских свойствах каннабиса в лечении болезней Альцгеймера, бессонницы, хронической боли, онкологических заболеваний, эпилепсии, анорексии.

Есть много свидетельств о положительном влиянии каннабиса на все неврологические болезни и эпилепсию — большой процент таких людей не имеют действующих лекарств, которые бы останавливали припадки, поскольку имеют резистентность к лекарствам. В Украине таких людей близка 120 тыс., из которых 50-60 тысяч — дети.

В таком же контексте культуролог Назарий Совсун отметил, что постановка вопроса о легализации является некорректной, поскольку речь идет о декриминализации марихуаны, в первую очередь — для медицинских целей.

Он рассказал о проекте «Наркополитика», который, опираясь на опыт США, Канады и Израиля в исследовании лечебных целей каннабиса, начал искать в Украине людей, которые имеют опыт самолечения веществом — «Наркополитика» нашла людей и вывела их истории в публичное пространство.

Среди них были ветераны АТО, которым каннабис помогает преодолевать постравматичний синдром и боли от протезов; другие граждане, которые утоляют боль от подагры, аллергию, психические расстройства и др.

В Украине также самоорганизующаяся группа людей «Афины — женщины против рака» — сообщество женщин, которые делятся опытом собственного использования каннабиса в медицинских целях.

По мнению СОВСУН, если государство интересуют вопросы охраны здоровья граждан, она должен прислушиваться к ним, в том числе и создавая возможности легального исследования каннабиса.

Это мнение поддержал другой участник дискуссии, мэр города Глухова Мишель Терещенко, который ранее в этом году предлагал открытие центра терапии каннабисом, поскольку очень часто сталкивается с проблемами онко- и других заболеваний среди граждан.

Кроме того, Институт Лубяных культур в Глухове, где была выведена селекция ненаркотического вещества — исследует экономические и экологические выгоды промышленности конопли.

По словам Терещенко, в этом сезоне город частично отапливается коноплей; из нее также производится целый ряд продуктов: масло, сыр, молоко и деликатесы.

Опираясь на указанную проблематику, Конопляный марш свободы 2017 имел три требования:

  1. Декриминализация ст. 309 ч.1 УК — увеличение к объективно оправданному пороговому количеству каннабиса, устанавливающемк уголовную ответственность за хранение небольших количеств для личных нужд без цели сбыта. Около 80% задержаний является «преступлениями» за хранение без цели сбыта: получая сроки, такие люди, в частности, становятся иждивенцами налогоплательщиков.
  2. Полная реорганизация органов по контролю и борьбе с наркотиками, в первую очередь подразделения противодействия наркопреступности Нацполиции под общественным контролем и с приоритетами, определенными Государственной стратегией в отношении наркотиков.
  3. Реализация права медицинских и научных организаций на использование каннабиноидов и их производных в научных и медицинских целях, а также права украинцев на законный доступ к лечению медицинским каннабисом и препаратами на его основе.

По словам Совсун, для того, чтобы ситуация изменилась, Министерству здравоохранения лишь достаточно принять изменения в приказ о таблице размеров: маленьких, больших, средних — чтобы порог криминализации был не пять граммов, а по примеру западных стран, от пятнадцати.

Эти требования укладываются в стратегию наркополитике, которую Украина приняла к 2020 году и марш был направлен на то, чтобы заставить государство не саботировать процесс реализации этой политики.

Адвокат Геннадий Шабас, руководитель общественной организации «Единый опыт» обращался к национальной полиции и получил ответ: «В свою очередь, департамент противодействия преступности, учитывая актуальный запрос общества, поддерживает необходимость изучения вопроса декриминализации некоторых действий и отдельных правонарушений в сфере оборота наркотиков, не составляют значительной общественной опасности.

Определение больших объемов наркотических веществ относится к компетенции МОЗ. В случае создания МЗ рабочей группы по изучению этого вопроса, Департамент противодействия наркопреступности готов принять участие в этой деятельности».

По мнению Шабас, для положительных изменений нужен диалог между полицией, Минздравом и общественными деятелями.

Все участники дискуссии согласились, что общественное мнение является важным и для ее развития нужно образование и выведение темы в публичное поле.

По данным СОВСУН, пока не более 12% рассматривают отход от репрессивной политики в отношении употребления каннабиса и эта картинка ухудшилась после последнего Майдана.

«Тема наркотиков часто используется для манипулирования общественным мнением.

Во время революции, если доверять ненадежным СМИ, можно было бы подумать, что на Майдане стоят люди под ЛСД, а борются с ними «беркутовцы» на амфетамине, — вспоминает Назар.

Эти моральные паники действительно создаются и используются и приносят политические дивиденды… Здесь я бы хотел обратиться к СМИ, которые очень непрофессионально освещают тему наркополитики или борьбы с наркотиками. Постоянно происходит манипулирование или не понимание терминов.

Что такое «легализация», «декриминализация», «депенализация» — все смешивается в одну кучу.

Почему человек, у которого нашли более 50 грамм каннабиса может стать большой рыбой для Нацполиции.

Был случай, когда СМИ ротировали историю о удачную сделку милиции, когда огромное поле дикорастущей ненаркотической конопли было сожжено и правоохранители отчитались о тоннах уничтоженного наркотика. Если бы СМИ профессионально относились к освещению вопроса, общественное мнение было бы совсем другой».

Похожие статьи

Комментирование закрыто.